Новини. Події

02.02.2022
Результати фотоконкурсу від Центру екологічної інформації
Центр екологічної інформації бібліотеки Гончара радий оголосити про завершення фото-конкурсу до Дня ...

Детальніше...

02.02.2022
Гончарівка роздає подарунки
На початку тижня співробітники Центру екологічної інформації бібліотеки Гончара завітали до Херсонської ...

Детальніше...

30.01.2022
Глядачі Гончарівки у захваті від фільму «Без тями від зброї»
За кілька днів до показу ми довго вагалися, яку ж стрічку обрати. Але фільм "Без тями від зброї" ...

Детальніше...

Всі новини

Голосування
Як Ви ставитесь до бродячих тварин в місті?







Випадкове фото



Слепые поводыри или нужны ли профессионалы в экологии?

Воспользуюсь удачным случаем, выскажу прилюдно и очевидные и спорные взгляды, все, что придет в голову при написании статьи.
Незнание законов природы не освобождает от ответственности за их нарушение – в этом они ничем не отличаются от уголовного кодекса. А раз так, то к их пониманию должен стремиться каждый независимо от должности. Особенно очевидно это становится, когда смотришь на состояние природы.
 

Мои случайные попутчики, в тихой беседе пытаясь понять причины июльского мора рыбы в Каховском водохранилище и Нижнем Днепре, ругали, как водится, чиновников и экологию. Не удержался и спросил, как они понимают, что такое экология? Мой вопрос поставил их в тупик. Разброс мнений, в общем, что-то связанное со средой или ее охраной.
Для людей среднего и старшего возраста понятие «экология» зримо внесла чудовищная по последствиям Чернобыльская катастрофа. А сам термин появился в 19-ом веке. Автор термина Эрнст Геккель определил экологию, как «область знаний, изучающую экономику природы, - исследование общих взаимоотношений животных, как с живой, так и с неживой природой, включающей все как дружественные, так и не дружественные отношения, с которыми животные и растения прямо или косвенно входят в контакт, - одним словом, экология изучение сложных взаимоотношений, составляющих по Дарвину условия борьбы за существование». Столь длинные цитаты не любят редакторы газет, но она неплохо отражает существующую ситуацию, когда одним термином стали называть совсем разные вещи. К тому, же становится понятным, что экологией должны заниматься специалисты!
 

В Украине, как и на всем постсоветском пространстве, слово «экология» употребляют в качестве синонима термина «загрязнение». В нашу жизнь незаметно вошли понятия «экологически чистая продукция», «экологически чистое производство», «экология городов и улиц». Не были обойдены вниманием и вечные темы. Так появились и живут совершенно невразумительные понятия «экология языка» и «экология души!». Улавливая актуальность, появились экологи-депутаты, директора заводов (знает кошка, чье мясо съела), певцы, и о Боже! военнослужащие. А во всем мире, между тем, термин экология сохраняет первоначальный смысл. Так, в недавней научной публикации дано определение Ч.Кребса: «Экология – научное понимание взаимодействий, определяющих распространение и численность живых организмов». В чем же дело?
 

Да в том, что охрана природы в последние десятилетия стала потребностью не одиночек-натуралистов, а обрела необычайную популярность. Очевидной для всех стала деградация среды обитания, ранее заметная только специалистам. Политизация проблемы (Партия зеленых Украины!!!) вовлекла в нее массы. С другой стороны, в Украине специалистов-экологов готовили крайне мало. Да и сегодня подготовка, к примеру, в херсонских вузах экологов, соответствует популярному в военные годы выражению «взлет-посадка». А ведь при некоем соотношении специалистов и неспециалистов проблема переходит из научно разрешимой в «декларативно решенную». Именно это, на мой взгляд, получается с клубком проблем, именуемых в народе словом «экология». Четкие понятия теряют конкретность и, следовательно, становятся размытыми цели, задачи и перспективы.
 

Наиболее впечатляющая сторона влияния человека на природу – загрязнение окружающей природной среды. Большинство загрязнителей среды воздействуют на организм человека, вызывая специфические заболевания, приводя к инвалидности и гибели людей. Это легкодоступно массовому пониманию. И подталкивает к выводу, что нужно изменить содержание термина «экология» в соответствии с его политизированной трактовкой. Но именно эта, лежащая на поверхности терминологическая манипуляция, и представляется нам опасной. Ибо простое изменение содержания термина может привести к серьезным, если не сказать катастрофическим последствиям для всего человечества.
 

Зададим себе вопрос: почему именно экология стала жертвой политизации на поприще охраны окружающей природной среды? Чтобы ответить на него, придется сказать несколько слов о базовых основах природопользования. Я постараюсь не выходить за рамки школьной программы. Продвинутые школьники прекрасно знают, что основные параметры среды обитания всего живого, включая и человека, биогенные. Иначе говоря, темпы круговорота веществ и утилизация токсичных соединений, и выведение их из биологического круговорота – не что иное, как результат деятельности плеяды взаимосвязанных живых организмов от огурцов, яблони и тюленей до слонов и бабочек, или как выражаются экологи, экосистем. А вся совокупность экосистем Земли называется биосферой. Составляя единое целое, экосистемы функционируют как взаимосвязанные элементы. Представления о циркуляции значимых для жизни веществ легли в основу экологических знаний.

Круговорот веществ в биосфере приводит в движение космическая энергия. Вся энергия, которая нам доступна, - энергия Космоса. Это и энергия Солнца, и энергия Земли как космического тела, и энергия дальнего Космоса. Биосфера усваивает часть космической энергии и пускает ее в оборот, расходуя на поддержание условий своего существования и для развития. Таким образом, энергию можно определить как некую универсальную биосферы, что позволить построить модель, на которой проявятся основные закономерности биосферы. В норме, если количество энергии, усваиваемой биосферой, больше, чем расход на поддержание ее существование, идет развитие: увеличивается вклад космической энергии в средообразующую деятельность биосферы.
 

Так было до зарождения цивилизации. Не до появления человека как такового. Ведь мы, как биологический вид, появились в определенных условиях природной среды, при неком состоянии биосферы. Именно такие условия наиболее комфортны для нас и посей день. Существенные изменения в общем энергетическом балансе возникли тогда, когда человек стал средообразующим фактором. По-видимому, первыми шагами в этом направлении следует считать расчистку территорий под земледелие. Дальнейшее известно.
Однако, до недавней поры изменение облика планеты не воспринималось негативно. Что же произошло сейчас?
 

Дело в том, что из-за хозяйственной деятельности человек начал черпать энергию для сельского хозяйства, а позднее и промышленности. Ведь вся наша хозяйственная деятельность базируется на энергии, наработанной биосферой. Цивилизация потребляет кислород, сложные и простые органические вещества и даже пространство, необходимое биосфере для собственных «производственных площадей». Выбрасывая чужеродные органическому миру продукты, людское хозяйство требует от биосферы непомерных трат энергии на их утилизацию. Любой вариант добычи энергии человеком отнюдь не нейтрален для биосферы. В лучшем случае это отчуждение территории экосистем, например при использовании солнечной энергии. Или самой «чистой» на сегодня ядерной энергетике для охлаждения реакторов требуются целые реки воды, и возвращает она воду в природную среду изрядно подогретой. А это чревато цветением воды, болезнью и гибелью рыбы, заиливанием водоемов. Уместно не обойти вниманием вопиющую неграмотность выражения «экологически чистое производство». Такого в природе не бывает! Ведь любое производство прямо или косвенно отнимает энергию у биосферы.
 

Сколько энергии можно безнаказанно у нее отобрать? Расчеты показывают: то количество энергии, которое позволяет биосфере сохранить положительный баланс между ее поступлением и расходом. При этом комфортные условия природной среды сохраняются. Поддержание же их техническими средствами не возможно. Ибо для создания биосферы Природе потребовались многие сотни миллионов лет. Неэффективные системы отбраковывались, невзирая на конъюнктуру и родственные связи. В результате получилась система, которая не подавляет саму себя. У человека так не получается.
 

Что же случится, если мы все-таки возьмем из биосферы столько энергии, что ее расход превысит поступление? Поскольку в популярной статье показать механизм расчетов невозможно, многое читателю придется принимать просто на веру. Ограничимся выводом: это общая деградация природной среды и сокращение энергетических ресурсов цивилизации. Поступление на Землю космической энергии сильно сократится. В-общем, приехали! Вот и выходит, что для сохранения условий своего существования людям необходимы природные экосистемы в рабочем состоянии. Именно это побудило экологов в начале 60-х годов прошлого века забить в набат по поводу глобального значения охраны природы.
Не взирая на столь неоднозначную ситуацию, призыва не брать энергию и возвращаться к собирательству, не будет. Наука убеждает, отбирать у биосферы слишком много энергии не рекомендуется. Значит необходимо определить, сколько все-таки человечество может отобрать энергии у биосферы. Ответ известен. Самое важное – сохранение экосистемы Земли в рабочем состоянии. Именно природные экосистемы – основа комфортных для человека условий среды. Нелишне заметить, каждой территории свойственны свои, уникальные экосистемы. До тех пор, пока с ними все в порядке, можем спокойно смотреть в будущее. А вот когда они начинают разрушаться, то …
 

У неискушенного человека может возникнуть иллюзия, будто, чтобы узнать, в каком состоянии биологические системы, надо выяснить, сколько «того» или «этого». Предполагается определить, сколько «этого» и «того», ввести предел и соблюдать порог. К сожалению, здесь все не так. Факторов деятельности человека, на которые может среагировать экосистема, множество, и к катастрофе может привести любой. В этом месте сделаем отступление для примера многозначности влияния человеческого фактора – осознано или неосознанно. Например, в зоне антропогенных ландшафтов Биосферного заповедника «Аскания-Нова» им. Ф.Е.Фальц-Фейна располо-жено сельскохозяйственное предприятие, бригадир которого в «не удачный день» дал команду сжечь на одном из полей сухие остатки (запрещено законом!). В тот день дул ветер в «не нужном» направлении. Огонь, подчиняясь физическим законам, с поля перешел на лесополосу, а затем на заповедную степь, чем нанес экосистема громадный ущерб. Далее. «Удачно» построенная в советское время дорога через целинную степь этого заповедника, в летнее время сводит на нет все усилия по его охране от пожаров. Причина лежит на поверхности: большая часть автомобилей на наших дорогах имеет солидный возраст, низкий уровень техобслуживания и некачественное топливо. И результат эксплуатации: неполное сгорание топлива с последующим выбросом разжареных частиц с выхлопной трубы автомобиля. А сухая трава, аки порох. Еще чаще – непогашенный окурок водителя или пассажира. Частые пожары пагубно сказываются на всей экосистеме биосферного заповедника.
 

Вот и выходит, что нужно следить за состоянием всех территорий, всех природных систем. Причем экологическое благополучие территории будет засвидетельствовано нормальным функционированием ее экосистем. В экологическом менеджменте следует различать три класса явлений: антропогенные нагрузки (загрязнение, рекреация); реакция экосистем на эти нагрузки; реакция человека (люди чувствительнее природных экосистем). Главное здесь – информационные потоки. Потоки, регулирующие функционирование биосферы, замыкаются на экосистемах. Анализ их состояния – главная забота экологии как научной дисциплины. Самое важное – прогноз состояния экосистем, который учитывал бы их естественную динамику и изменения из-за деятельности человека. Чтобы выдать такой прогноз, экология должна воспользоваться всем многообразием биологических знаний. Однако ни одна из наук не может подменить экологию, ведь ей свойственна специфика, не исследуемая более никем, а именно – изучение закономерностей функционирования биологических надорганизменных систем. Вот и выходит, что ядро экологического менеджмента составляет экология как наука в ее первоначальном содержании.

Безусловно, множество характеристик, важных для прогноза динамики экосистем, будет получено специалистами других областей знаний.
А может быть, нет ничего страшного в том, что «экологией» занимаются неспециалисты. В конце концов, цель у них благородная, да и деятельность полезная. Борются с загрязнением природной среды.
Вряд ли кому-нибудь придет в голову говорить об ухудшении «экологии» вина, в которое преступник влил яд своей жертве. Если сосед по даче нальет в ваш чайник мочу, это тоже будет не экологическим, а уголовным преступлением. Однако, когда фекалии из городской канализации города Берислава годами попадают в акваторию Каховского водохранилища (вода из которого подается для питья в районы области и АР Крым), почему-то говорят об экологии. На мой взгляд, ситуация с чайником и водохранилищем аналогичны. И виновный в загрязнении источника питьевой воды должен нести ответственность. Не «экологическую», а обыкновенную, уголовную.
 

Санитарно-гигиеническими параметрами среды занимаются медики. Никто, кроме медиков, располагающих специальными методиками, не в состоянии грамотно выявить комфортные для человека параметры природной среды. Загрязнением же среды как таковой должны заниматься химики. Причем специалисты высокого класса. Так, над количественным и качественным анализом диоксинов в среде до сих пор довлеют методические трудности. Вот и получается, что у «экологии» в политизированной трактовке нет своего специалиста. И не может быть. Потому что все перечисленное совсем не экология.
Действительно, ни в одном из параметров санитарно-гигиенических свойств среды нет и намека на состояние систем. По-моему, принципиальная разница в санитарно-гигиенической и экологической характеристиках среды заключена в том, что санитарные параметры мы как то можем регулировать. Нынешнее же экологическое состояние среды будет диктовать ее гигиенические условия завтра, но исправлено оно может быть только через много, много лет. Иначе говоря, сегодняшние просчеты в экологическом менеджменте скажутся завтра. Доказано существование системы длительного запаздывания, как бы инерции в развитии большинства глобальных природных процессов. Вырубку лесов можно остановить, но последствия этого будут сказываться еще долго.
 

Подмена научного понимания экологии ее политическим суррогатом привела к тому, что экологическую политику государства часто определяют специалисты в далеких от действительной экологии областях знаний. Уродливо-комическая кадровая политика правительства и соответствующего министерства приводила и приводит к тому, что пост министра Минприроды занимал кто угодно, только не эколог. В Херсонской области ни один из начальников территориального отделения Минприроды не имел профильного образования. Сегодня министр – историк, доктор наук, профессор, начальник областного госуправления – юрист, кандидат наук. Но звания и научные степени скорее способствуют подмене понятий в той важнейшей сфере деятельности, где, к нашему несчастью, они «назначены» принимать решения. Не имея биологического образования, они просто не в состоянии сделать грамотных экологических прогнозов. Поэтому, несмотря на все усилия этих «экологов», экологическая обстановка в стране продолжает ухудшаться, а сползание к необратимой экологической катастрофе все ускоряется… Современное экологическое состояние окружающей природной среды сделало всех жителей Земли близкими соседями. Не может быть чистого экологического состояния в отдельно взятом доме, городе, отдельном государстве.
 

Автор этой статьи ставит перед собой пока довольно скромную задачу: обратить внимание всех, в первую очередь принимающих решения в области охрани природной среды, работающих в этой сфере, и просто живущих рядом. Не обращайтесь к слесарю на станции техобслуживания с просьбой удалить больной зуб гаечным ключом. Это он легко сделает, а последствия…
Сказанное – не отрицание. Надо разбираться, надо работать, надо иметь полную ясность. Думать обо всем этом стоит сообща, а особенно тем, от кого зависит принятие решений – и на областном уровне и в стране. Подумать спокойно, доброжелательно и, не откладывая на потом, устранить несоответствие и путаницу, поставить все на свое место: в экологии, как и каждом деле, нужен профессионализм.
Да будет так!

Владимир Худолей, эколог
P.S. Сознаю, что сам себя почти не знаю и ценю любой взгляд со стороны.

 

Екологічний календар